Синий кит (игра)

07.03.2021

Синий кит (а также «Тихий дом», «Разбуди меня в 4:20», «Море китов», «Млечный путь», «NaN», «F57» и другие названия) — российская городская легенда о существовании в социальных сетях некой игры, в которую играют дети и подростки и финальной целью которой является совершение самоубийства. Информация о существовании такой игры была опубликована в «Новой газете» 16 мая 2016 года Галиной Мурсалиевой, широко растиражирована СМИ и стала причиной моральной паники среди населения России. Факт существования данной игры не подтверждён до сих пор. На волне популярности Галина Мурсалиева издала книгу «Дети в сети».

По информации «Новой газеты», для того, чтобы начать «игру», пользователи социальных сетей (в подавляющем большинстве — подростки), пишут на своих страницах хештеги #синийкит, #явигре, #синий, #тихийдом и т. д. Потом с пользователями связывается «куратор», который устанавливает с ними контакт. Как правило, «кураторы» пользуются поддельными аккаунтами, зарегистрированные, как часто бывает, на чужие имена и фамилии, то есть их нельзя идентифицировать. Сперва они объясняют правила: «никому не говорить об этой игре», «всегда выполнять задания, какими бы они ни были», «за невыполнение задания тебя исключают из игры навсегда и тебя ждут плохие последствия». Затем «куратор» выдаёт задания. Обычно насчитывается около 50 заданий: по одному на день. Как утверждала автор статьи о «группах смерти» журналистка Г. Мурсалиева, это отсылка к роману Стейс Крамер (настоящее имя Анастасия Холова) «50 дней до моего самоубийства».

Происхождение «игры»

Образ кита, предположительно, позаимствован из песни «Гореть» группы Lumen и означает одиночество и отчуждённость. Когда с одним или несколькими китами происходит что-то неладное, они издают сигнал бедствия — и остальные сородичи плывут помогать им. В итоге кит, оказавшийся на мелководье, тянет за собой других китов. Похожий принцип заложен в игру «Синий кит»: игрок кричит о помощи, но вместо того, чтобы спастись, непроизвольным образом ставит в опасное положение других.

Существует большое количество версий происхождения феномена «Синего кита». Например, журналист Владимир Тодоров убеждён, что «в России никогда не было зловещей секты, целенаправленно доводящей подростков до самоубийства»: в роли анонимных кураторов выступают такие же подростки, как и их гипотетические жертвы.

Распространённость «игры» и мнения о ней

История с «группами смерти» стала известной после публикации в «Новой газете» 16 мая 2016 года статьи «Группы Смерти». Журналисты утверждали, что в период с 2015 по начало 2016 годов из-за участия в игре погибли около 130 детей, однако источники данной информации неизвестны. Однако пик популярности «игры» пришёлся на февраль 2017 года, когда более 800 пользователей соцсетей опубликовали хештег #синийкит, ожидая получения инструкций. В городе Усть-Илимск Иркутской области, по данным прокуратуры, две школьницы покончили с собой в результате игры «Синий кит».

Как журналисты «Новой газеты», так и журналисты других изданий в своих статьях не приводят никаких объективных данных о количестве «жертв» игры. Такое количество жертв не подтверждается и правоохранительными органами. Более того, обвинение фигурантам дела о группах смерти — Филиппу Будейкину, скрывавшемуся под псевдонимом «Филипп Лис» и его сообщникам — предъявлено не за доведение до суицида конкретных людей, а за «размещение аудиовизуальных произведений, тем обсуждений и высказываний, пропагандирующих тематику суицида».

Ряд исследователей полагает, что популярность «Синего кита» связана со смертью Рины Паленковой (настоящее имя — Рената Камболина), школьницы, сделавшей селфи перед тем, как броситься под поезд. Именно из этого стремления «подняться» на волне популярности Рины и развилась популярность идеи того, что человека можно довести до суицида через «игру». Эта идея получила ещё большее распространение после того, как пользователи, состоящие в антисуицидальных группах, приняли её на веру.

По мнению антрополога, специалиста исследовательской группы «Мониторинг актуального фольклора» Института общественных наук при РАНХиГС Марии Волковой, «Синий кит» — современная детская страшилка наподобие «Пиковой дамы». Она подписывалась на «суицидальные» сообщества и общалась с их участниками — большинство из них заинтересовались «Синим китом» после публикаций в СМИ и пытались понять, в чём же её суть. «Кураторами» большинства таких групп оказывались такие же подростки. По её же мнению, культура взрослых также мифологична — взрослые пересказывали и тиражировали легенду о «Синем ките», думая, что иначе случится что-то плохое. По мнению руководителя отдела суицидологии московского НИИ психиатрии профессора Евгения Любова, «группы смерти» — «патологические сообщества несчастных детей, нуждающихся во взаимопонимании». Также Лобов отмечает, что на самом деле «заразить» суицидом или безумием невозможно, но СМИ, раздувая истерию, сами подсказывают путь к суициду подросткам, находящимся «на грани».

Главной причиной моральной паники среди родителей стали изменения в характере взаимодействия детей и молодёжи с Интернетом. 58 % детей от 8 до 16 лет скрывают от родителей некоторые из своих действий в сети, предпринимая для этого определённые дополнительные усилия: выход в Сеть в отсутствие родителей дома (18 %), установка на устройство пароля (16 %), удаление истории посещений в браузере (10 %). Кроме того, 22 % детей применяют средства, которые позволяют им заходить в Сеть анонимно, а 14 % — специальные программы, которые помогают скрыть используемые приложения. Результатом этого оказывается повышенная тревожность родителей: их дети с раннего возраста имеют возможность постоянно и практически бесконтрольно общаться в множественных онлайн-пространствах, правила и язык которого родителям понятны далеко не всегда. По мнению специалистов из РАНХиГС, «взрослые, погруженные в интернет меньше, чем подростки, воспринимают его как непонятную и опасную реальность».

По мнению ведущего научного сотрудника Института этнологии и антропологии РАН, доктора исторических наук Дмитрия Громова, проблема детского суицида существовала всегда. В 2008 году, во время всплеска подросткового суицида, депутаты государственной думы утверждали, что причиной этому были субкультуры готов и эмо. Он же утверждает, что вместо того, чтобы искать причину в мифических субкультурах и сообществах, родителям и педагогам стоит больше общаться с детьми и быть к ним более внимательными.

Новости об игре «Синий кит» появлялись и за рубежом. В Казахстане сотрудники правоохранительных органов утверждали о 63 случаях вовлечения детей в эту игру. СМИ Киргизии утверждают, что «игра» появилась и там. О попытках неких «кураторов» установить контакт с местными подростками сообщали СМИ Польши, Болгарии и Латвии. О популярности игры и её правилах также сообщали английские и американские газеты, а количество англоязычных запросов на эту тему в феврале 2017 года выросло в сотни раз. Массовая истерия вышла за пределы обсуждения в Российской Федерации, о так называемой «игре» известно в Испании, Великобритании и во многих других странах. Но доказанных случаев участия подростков из других стран не зафиксировано — вероятнее всего, местные СМИ и правоохранительные органы, не понимающие контекста и реальной ситуации с «игрой», поддались воздействию моральной истерии, распространённой в России.

Тексты моральной паники ориентируются на традиционную модель, где объектом атаки (жертвой) является ребёнок или подросток — человек, не обладающий полнотой дееспособности, не имеющий собственного голоса, беззащитный. Подростку в этой схеме отказывается в субъектности, способности анализировать ситуацию, формировать свою стратегию поведения. Именно на этом основаны многочисленные тексты о том, что подростки подверглись манипуляции и гипнозу.

Значительное количество пользователей, которые используют суицидальные хештеги, в реальности оказываются «дельфинами» или «антикитами» — другими пользователями, которые пытаются отговорить потенциальных игроков от возможного самоубийства с помощью бесед в личных сообщениях. Также внушительную часть игроков составляют интернет-тролли, которые ловят «кураторов» на противоречиях и задают им абсурдные вопросы.

Кандидат психологических наук Николай Молчанов в своей статье «„Синий кит“ и конфеты с лезвиями. Как живут и распространяются городские легенды» утверждает, что игра «Синий Кит» распространилась благодаря своей «прилипчивости». «Прилипчивыми» условно называют события, идеи или воззрения, которые запоминаются и остаются в памяти людей надолго. Они должны обладать шестью качествами и все они есть у «Синего кита» и подобных ему феноменов:

Социальные сети сотрудничают с правоохранительными органами: Instagram удаляет фотографии с соответствующими хештегами, а администрация «Вконтакте» ввела специальную форму для жалоб и стала блокировать пользователей.

«Синий кит» и стикеры «Лис» во «ВКонтакте»

28 апреля 2017 года в социальной сети ВКонтакте появилось сообщество «Лис», создавшее свой одноимённый набор стикеров (способ выразить свои эмоции) и отдавая их совершенно бесплатно, при условии выполнения некоторых заданий, связанных с выкладыванием различных «Историй» (фотографий или видео, исчезающих через сутки). В социальной сети «ВКонтакте» между пользователями разгорелись дискуссии о том, что так называемая «смертельно опасная игра» и её создатель замешаны в создании этих стикеров и что финальным заданием чат-бота сообщества, выдающего стикеры, будет совершение самоубийства.

Но администрация социальной сети опровергла связь между стикерами и «игрой». Этот случай массовой истерии для некоторых пользователей социальной сети стал поводом для юмора.

Борьба с вступлением подростков в деструктивные сообщества

Несмотря на то, что «Синий кит» в таком виде, в котором он представлялся СМИ, никогда не существовал, подростки вообще подвержены риску вступления в сообщества или инициативы, вредные или даже опасные для них. Для профилактики дальнейшего распространения деструктивных сообществ психологи советуют не обращать внимания на обстановку вокруг «групп смерти» в социальных сетях, а в спокойной обстановке рассказать детям о возможности попадания при поиске в Интернете на следующие группы и их опасность, объяснять, что их интернет-страницу не должны видеть посторонние лица, что на ней не должен содержаться большой объём личной информации в открытом доступе (телефон, домашний адрес, место учёбы); постоянно обсуждать с детьми не только их успехи в школе, но и то, каких они имеют друзей в реальной жизни и в социальных сетях, необходимо создавать в семье атмосферу доверия и любви, которую должен чувствовать ребёнок, кроме того, необходимо давать ребёнку понять, что родители верят в потенциал ребёнка и всегда готовы оказать ему поддержку.

В группе риска по попаданию в любые деструктивные сообщества находятся те дети и подростки, у которых в жизни нет значимых взрослых. Родителям стоит мягко налаживать контакт с детьми, вежливо и искренне интересоваться их жизнью и быть для них не просто родителями, но ещё и друзьями. Необходимо давать детям возможность выражать свои эмоции, делиться планами и идеями, выслушивать их и устанавливать с ними доверительные отношения. Тогда у детей не будет возникать желания искать мнимой поддержки извне и вступать в контакт с сомнительными «доброжелателями» и вступать в «плохие» компании. Также стоит рассказывать детям о смерти, о ценности жизни, о ценности их самих в семье и обществе. В комплексе это создаст здоровую атмосферу в семье и будет препятствовать вовлечению детей в сомнительные инициативы, а здоровая система ценностей, условный «внутренний стержень», создаст критическое отношение к информации, поступающей из различных источников.

В массовой культуре

На основе игры в 2020 году был выпущен южнокорейский фильм «Розыск» режиссёра Квак Чона.