Глеб Василькович

27.06.2021

Глеб Василькович (2 мая 1237 — 13 декабря 1278) — первый князь Белозёрский (1238—1278), князь Ростовский (1277—1278), основатель Спасо-Каменного монастыря. Жена — княгиня Феодора (в крещении), ордынка. Дети — Демьян, Михаил. В некоторый источниках говорится и о других детях, например о Василии, но их существование сомнительно.

Биография

Сын ростовского князя Василия (Василько) Константиновича, родился 2 мая 1237 (или 1236) года. В следующем 1238 году, во время Битвы на реке Сити с монгольскими войсками под началом темника Бурундая, князь Василий Константинович был взят в плен и убит. После его смерти Белоозеро и Устюг было выделено в удел (Белоозерское удельное княжество) для его младшего сына Глеба, а Ростов остался за старшим сыном, Борисом Васильковичем.

Включение Ростовского княжества в состав Улуса Джучи (1244—1245)

Монгольский поход в Северо-Восточную Русь в 1237—1238 гг. не затронул Ростовское княжество и оно становиться средоточием церковной и общественной жизни Северо-Восточной Руси.

В 1243—1246 годах все русские князья признают вассальную зависимость от правителей Улуса Джучи (Золотой Орды), и как следствие от Монгольской империи. В 1243 г. великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович направляется в ставку Батыя, где получает ярлык на Владимирское, и судя по всему Киевское княжение, и признается его старшинство над русскими князьями.

Ростовский княжеский дом, состоящий из трех братьев: Ростовского князя Василько, Ярославского князя Всеволода, и Угличского князя Владимира, в битве на Сити понес значительные потери. Погибли два старших брата Василько и Всеволод, а в живых остался только младший, Угличский князь Владимир. На ростовский и ярославский престолы взошли малолетние дети погибших князей. Из взрослых в Ростовском княжеском доме остался только двдцатичетырехлетний князь младшего угличского удела — Владимир.

Князь Ярослав Всеволодович, получив главенство на Руси, по всей видимости, начал властно осуществлять свои полномочия и, в первую очередь, в пределах Владимирского княжества, к которому относился Ростовский удел и его части.

Именно тогда князья Ростовского дома решили также получить ярлыки на свои владения у Батыя, подчиняясь напрямую более высокому по статусу правителю, которым был ордынский хан, и выйти из-под юрисдикции Владимирского князя. В 1244 году единственный взрослый князь Ростовского дома князь Угличский Владимир со своими племянниками: князем Ростовским Борисом (13 лет), князем Белозерским Глебом (7 лет) и князем Ярославским Василием (15 лет) поехали в Орду, где признали свой вассальную зависимость от правителей Улуса Джучи, и получили от хана Батыя ярлыки на правление своими княжествами.


Въ лѣто 6752 (1244). Князь Володимир Костянтинович, Борис Василкович, Василiй Всеволодовичь, и съ своими мужи, поѣхаша въ Татары къ Батыеви про свою отчину; Батый же почтивъ я честью достойною, и отпустивъ я, разсудивъ им, кагождо въ свою отчину, и прiѣхаша съ честью на свою землю

В 52 лето. Князи руския поидоша: князь Володимер Конъстянтиновичь, князи Борис да Глеб Васильевичи, князь Василеи Всеволодовичь про вотчины, их пожаловал


В 1245 году из столицы Монгольской Империи Карокорума возвращается сын Владимирского князя Константин. После этого в ставку Батыя отправилась представительная княжеская делегация, состоявшая из Ярослава Киевского и Владимирского, его братьев Святослава Суздальского, Ивана Стародубского, князей ростовского дома: Владимира Угличского, Бориса Ростовского, Глеба Белозерского и Василия Ярославского. То есть практически все князья Северо-Восточной Руси отправились в степь. Кроме того, именно в 1245 г. в Орду был вызван Даниил Романович Галицкий и, по всей вероятности, Михаил Всеволодович Черниговский.


«Въ лѣто 6753 (1245). … Того же лѣта князь велики Ярославъ Всеволодовичь, <…>, з братьею своею, и з братаничемъ своимъ со княземъ Владимеромъ Констянтиновичемъ, и з братаничя его Василка Ростовскаго съ сынми Борисомъ и Глебомъ и братаничя его Всеволода съ сыномъ Василiемъ Всеволодичемъ <…> поиде во Орду къ царю Батыю»


Это масштабное событие, завершающее некий этап переговорного процесса, в который был включен весь административный аппарат как Владимиро-Суздальской Руси, так и Монгольской империи, завершило процесс включения Руси в состав Джучиева Улуча Монгольской Империи. В этом же 1245 году происходит общерусская перепись, систематизирующая налоговые выплаты и воинскую повинность.

В составе правящей элиты Джучиева Улуса (1246—1257)

Военное поражение, понесенное русскими княжествами во время вторжения монголо-татар в 1237—1241 гг., привело к необходимости оформления отношений (в соответствии и с иерархией) с каанами Монгольской империи и ханами (царями) Джучиева Улуса (Золотой Орды). Признав власть ордынского хана, русские князья соглашались с нормами монгольской политической культуры. Получая ярлыки на свои княжения, выплачивая дань и участвуя в военных акциях ордынских ханов, русская знать оказалась включена в систему взаимодействия элиты Джучиева Улуса на правах улусных владетелей (темников и тысячников). Это означало включение их в состав правящего слоя Орды. Большинство политических вопросов отныне решалось при дворе ордынского хана. Поэтому длительные и частые пребывания там русских князей стали неизбежными .

Князь Глеб ездил в Орду 5 раз и провел там в общей сложности 4 года, что составляет 9,5 % от всей продолжительности его жизни. Это самый высокий показатель для всех русских князей XIII века .

Ярлык выдавался русскому князю его сюзереном один раз на все время правления. Великим князьям (Киевским, Владимирским) ярлык выдавался, как правило, кааном Монгольской империи в Каракоруме, а удельным князьям — царем (ханом) Улуса Джучи в Сарае. Необходимость в новом ярлыка возникала либо при смене каана, либо при отстранении самого князя от власти и выдачи нового ярлыка другому князю .

Князь Глеб получил свой ярлык в период регентства Дорегене, удерживающую трон в интересах своего сына Гуюка, который стал кааном в 1246 году, а в 1248 году умер. Началось регентство Огул-Гаймыш. Все русские князья должны получить новые ярлыки, и в 1249 году в возрасте 12 лет Глеб едет в Орду к сыну Батыя — Сартаку, для получения нового ярлыка.


Въ лѣто 6757 (1249). Князь Глѣбъ Василкович, <…> ходи в Орду къ Батыеву сыну ко царю къ Сартаку; царь же Сартак почти его зѣло и отпусти въ свою его отчину


В этом же 1249 году Александр Невский с братом Андреем возвращаются во Владимир из Каракорума, куда они ездили для получения ярлыков. Александр получил ярлык на киевское княжение и «всю русскую землю», а Андрей на владимирское княжение. К ним во Владимир приезжают князья Ростовского дома: Василий Ярославский, Борис Ростовский, Глеб Белозерский, Владимир Угличский. Во время этой поездки умирает Василий Ярославский. Как отмечают летописи на его похоронах присутствуют Александр Невский, Глеб с братом Борисом, и их мать княгиня Мария.

В 1251 году достигнув совершеннолетия Глеб (в возрасте 14 лет) покидает Ростов и переезжает в свой Белозерский удел.

В этом же 1251 году междуцарствие (регентство Огул-Гаймыш) в Монгольской империи подошло к концу, и новым великим ханом был избран Мункэ (фактически — ставленник Бату). Это событие вызвало необходимость возобновления всех ярлыков на княжение. Однако, благодаря близким отношениям между Мункэ и Бату и широким полномочиям, которые Мункэ дал Бату, русские князья в то время должны были ехать в Сарай на нижнюю Волгу, а не в Каракорум, для подтверждения их должности. Между прочим, Бату, в свою очередь, поручил своему сыну и соправителю Сартаку — христианину, вероятно, несторианской конфессии — управлять русскими делами. С этого момента русские должны были иметь дело только с Сартаком.

В 1253 году, как отмечают летописи Глеб был в Ростове на освящении церкви во имя Бориса и Глеба .

Бату умер около 1255 г., и ему наследовал сын Сартак. Его смерть не оказала никакого воздействия на положение русских князей, поскольку они уже находились под властью Сартака. В этом же 1255 г., нуждаясь в большом количестве войск для китайской кампании и для предполагаемого завоевания Ближнего Востока, каан Мункэ приказал провести новую перепись населения во всей империи, для того чтобы рекрутировать воинов и собрать налоги.

После смерти Бату на престол Джучиева Улуса, кроме его сына Сартака, претендовал и его брат Берке. Из-за разразившегося между Сартаком и Берке конфликта, по приказу Берке, его брат Беркечар отравил Сартака, возвращающегося в 1256 году из Карокорума через его улус. Каан Мунке, настроенный против Берке отдает престол Улуса Джучи Улагчи, малолетнему сыну Сартака. Регентство было поручено вдове Бату Боракчин . Русские князей были вызваны в Сарай для возобновления ярлыков .

В 1257 г. умирает царь Улагчи. Боракчин пытается посадить на трон своего второго сына Тукана, не допустив туда Берке. Она пытается привлечь к себе в союзники правителя Ильханата (южный улус Монгольской империи) Хулагу, предлагая ему стать регентом Улуса Джучи, что фактически являлось государственной изменой . Попытка Боракчин провалилась и она была казнена. Надежды стать правителем Улуса Джучи у Берке не было из-за личной неприязни к нему каана Мунке. Воспользовавшись тем, что каан Мунке полностью поглощен войной в Южном Китае, огул Берке узурпирует власть в улусе.

В этом же 1257 г. Александр Невский, видя поражение партии Бату, вместе с князьями Андреем Суздальским, Борисом Ростовским и Глебом Белозерским едет в Каракорум к Мунке .

Женитьба на ордынке (1257)

В 1257 г. в возрасте 20 лет князь Глеб вместе с братом отправился в Монголию, где был тепло принят при дворе каана (великого хана) Мункэ. Там он женился на монгольской княжне, которая согласилась принять крещение; она получила имя Феодора. Вместе с молодой женой и старшим братом он возвращается в Ростов. «И бысть,- замечает летописец, — в Ростове радость велика о Глебовом приезде».

Женатых на ордынках русских князей известно только пятеро, среди них Глеб. Происхождение и статус жены князя Глеба неизвестны.

Князья, будучи вассалами хана, должны были периодически являться к нему сами или же посылать своих знатных и доверенных лиц. Эта обязанность прописывалась ярлыком: «К хану пусть сам бывает, либо присылает брата, сына или ближнего боярина»

Поездки русских князей в ставку ордынского хана по времени в основном приурочены к двум праздничным событиям: новому году и началу второго полугодия, связанным с выстраиванием иерархии внутри элиты Джучиева Улуса и демонстрацией лояльности по отношению к правящему роду. Середина летнего сезона традиционно связана с ежегодным курултаем — съездом элиты, на котором решались важные политические вопросы.

Русские князья были участниками курултая без права голоса. Однако родственники правящего рода по женской линии («зятья») занимали в иерархии родства последнее место, но обладали правом совещательного голоса.

Так как происхождение княгини Феодоры неизвестно, то было ли у Глеба право голоса на курултае или нет, точно сказать невозможно.

1258—1276

В 1259 году умер каан Мунке и в Империи разразилась смута: война за трон между его братьями Хубилаем и Ариг-Бугой. Огул Золотой Орды Берке в этой войне придерживался нейтралитета.

В 1262 году началась война между Улусом Джучи и Ильханатом (между огулом Берке и ильханом Хулагу).

В 1263 году умирает Александр Невский.

В 1264 году завершилась война между претендентами на трон Хубилаем и Ариг-Бугой. Кааном Монгольской империи становится Хубилай.

В 1266 году умирает огул Берке.

В 1267 году к власти в Улусе Джучи (Золотой Орде) приходит Менгу-Тимур — внук Бату. Менгу-Тимур также как и Берке пришел к власти без разрешения каана, получив его постфактум, тем самым продолжив политику сепаратизма Берке.

В 1268 году завершается война Золотой Орды с Ильханатом. Глеб, также как и другие русские князья получают в лагере Мегу-Тимура ярлыки на княжение.

В 1271 году Глеб еще раз едет к Менгу-Тимуру.

Князь Ростовский (1277)

В 1277 году умирает брат Глеба Борис, князь Ростовский. Глеб при поддержке Менгу-Тимура в обход сына Бориса Дмитрия занимает ростовский трон. Среди русских князей, проявлявших верноподданические отношения, Менгу-Тимур отдал предпочтение ростовским князьям. Он выделил среди русских князей группу, на которую он мог бы полагаться безоговорочно и которую он мог бы использовать для усиления монгольского владычества в том случае, если проявятся симптомы русского противостояния ему. Лидером этой группы после смерти Бориса, стал Глеб.

Глеб был очень крупной политической фигурой XIII в. Он и его брат ростовский князь Борис, вместе с великим князем Александром Невским проводили единую политику встраивания Северо-Восточной Руси в имперский механизм Могольской Империи. После смерти Александра в 1263 году Борис и Глеб стали продолжателями его политики.

Война с аланами (ясями) 1277-1278

Аланские княжества входили в состав Улуса Джучи. Аланы сотрудничали с монголами и предоставляли войска для монгольского завоевания Китая. Во время войны Улуса Джучи с Ильханатом за территории в Закавказье и на Северном Кавказе аланы северокавказской группы (осетины) приняли сторону Ильханата в попытке освободиться от власти Золотой Орды.

В 1277 году, в условиях мира между Золотой Ордой и Ильханатом, для укрепления своих позиций на Кавказе Менгу-Тимур предпринял карательную экспедицию против них. Возврат контроля над осетинами должен был укрепить позиции Золотой Орды на Се­верном Кавказе и тем самым в еще большей степени гарантировать мирные отношения с Хулагуидским Ильханатом.

Использование вассальных войск в Монгольской империи практиковалось со времен Чингисхана. Статус вассальных войск отличался от статуса покоренных народов, которые должны были поставлять воинов для армии монгольских правителей. Прежде всего, войска вассальных правителей не смешивались с собственно монгольскими вооруженными силами и оставались под командованием своих собственных правителей или полководцев. То есть вассальные правители не только обязывались предоставлять войска для военных предприятий ханов, но и имели право сами их возглавлять (или оставлять под командованием своих военачальников). Во-вторых, чаще всего они действовали самостоятельно, выполняя определенные поручения в рамках общей военной кампании. В-третьих, они могли рассчитывать на некое вознаграждение, а не на долю добычи на общих основаниях, которую получали монгольские воины в соответствии с обычаями и военным законодательством Чингисхана и его преемников .

Русские войска как самостоятельные единицы использоваться в золотоордынских военных кампаниях, чаще всего в тех случаях, когда боевые действия велись в регионах, представлявших определенный стратегический интерес и для самих русских князей.

Экспедиция против осетин в 1277-1278 гг. была совместным походом золотоордынских и русских войск (ростовских, ярославских, угличских, белозерских, костромских, городецких), закончившийся взятием осетинской столицы Джулата («Дедяков» русских летописей).


Князь же Ростовский Глеб Василькович с братаничем своим с князем Константином, князь Фёдор Ростиславич, князь Андрей Александрович и иные князи мнози с бояры и слугами поехаша на войну с царем Менгутемером, и поможе бог князем русскым, взяша славный град Яськый Дедеяков, зиме месяца февраля в 8, на память святого пророка Захарии, и полон и корысть велику взяша, а супротивных без числа оружием избиша, а град их огнём пожгоша


Именно русские дружины взяли Джулат и хан Менгу-Тимур по итогам кампании «добре почти князи Руские и похвали их вельми и одаривъ их отпусти въ свою отчину», т. е. выплатил им соответствующее вознаграждение, предусмотренное, видимо, ранее заключенным соглашением. Помимо желания установить (или сохранить) добрые отношения с ханом и ордынской знатью, русские князья решали в рамках этого похода и собственные политические задачи: со времен существования Тмутороканского княжества князья-Рюриковичи имели стратегические интересны на Северном Кавказе, и этот поход позволил им решить ряд проблем, которые создавали здесь русским аланы .

Смерть и перезахоронение (1278)

13 декабря 1278 года, после 7-дневной болезни, князь Глеб «тихо и кротко испусти душю» в Ростове; он был погребён в соборной Ростовской церкви епископом Игнатием, рядом с супругою и братом; но спустя 9 недель Игнатий, неизвестно почему, велел «изринуть его поругана и бесчестна из церкви соборные в полнощь и повеле просто закопати его в земле у Св. Спаса в Княгинине монастыри». За этот поступок епископ Игнатий был отлучён митрополитом Кириллом от священнослужения, но затем прощён по ходатайству ростовского князя Дмитрия Борисовича.

Канонизация

Канонизированный местночтимый святой Череповецкой епархии. Память: 13 (26) декабря (преставление) и в Соборе Ростово-Ярославских святых.

Почитание

В летописном некрологе о князе Глебе сказано, что он был богобоязненным, смиренным и щедрым, выкупал попавших в плен к татарам русских, помогал обездоленным: «Многи христианы, обидимыа от них [татар], избави и печалныа утешая, брашно свое и питие нещадно требующим подавая». Согласно «Указу о кормах» Усть-Шехонского монастыря, в конце XVI века в обители выставлялся «корм болшеи по благоверномь по князе Глебе Васильевиче Ростовском» в день его именин — 24 июля. По свидетельству побывавших в Белозерске в середине XIX века, Глеб Василькович почитался в городе. В XIX веке на память святых Бориса и Глеба по Глебу Васильковичу совершалась панихида в Васильевской часовне. О князе Глебе писали агиографы на рубеже XIX и XX веков: архим. Леонид (Кавелин) назвал его в числе святых с днем памяти 24 июля, архиеп. Димитрий (Самбикин) поместил жизнеописание князя под 13 декабря (день кончины) и отнес к местночтимым святым, архиеп. Сергий (Спасский) упомянул его в списке неканонизированных подвижников. В 1964 году, при установлении празднования Собору Ростово-Ярославских святых, князь Глеб Ростовский был включен в состав Собора .

Храмоздательная деятельность князя

Основание Спасо-Каменного монастыря (1251 год)

Согласно «Сказанию о Спасо-Каменном Монастыре» князь Глеб Белозерский в 1251 году основал на небольшом островке Кубенского озера Спасо-Каменный монастырь, по случаю чудесного спасения от бури на озере .

В 1251 году по достижении совершеннолетия Глеб покинул Ростов и перебрался в свою удел Белозеро и Устюг. Во время этого путешествия по Кубенскому озеру был застигнут штормом и дал обет поставить церковь и основать монастырь во имя того святого, на память которого судно достигнет берега. В праздник Преображения Господня княжеский насад вынесло к Каменному острову, где подвизалась небольшая община иноков, не имевшая своей церкви. Исполняя обет, князь повелел поставить на острове деревянный Преображенский храм, снабдил его иконами и книгами, а также дал богатую милостыню на устроение обители .

Кроме того, «Сказание о Спасо-Каменном Монастыре» сообщает о строительстве по приказу князя двух каналов на реках Сухоне и Вологде, призванных облегчить судоходство и впоследствии получивших наименование «Княже-Глебовых простей» (память о них сохранилась в Вологодской губ. еще в XIX веке) .

Основание Троицкого Усть-Шехонского монастыря

«Указ о кормах праздничных и задушных» Усть-Шехонского монастыря (кон. XVI в.) и Повесть об Усть-Шехонском монастыре (нач. XVII в.) сообщают, что, после того как ослепший сын князя Михаил Глебович получил исцеление от чудотворного образа Св. Троицы, князь построил на одном из островов Белого оз. у истока р. Шексны деревянный Троицкий храм и создал вокруг него монастырь, обеспечив его всем необходимым; Усть-Шехонский Троицкий монастырь стал первой иноческой обителью в белозерских землях. Впрочем, есть серьезные основания считать, что Усть-Шехонская обитель могла быть основана на рубеже XIV и XV вв.) .

В художественной литературе

Роман писателя-историка Л. Демина «Глеб Белозерский» , изданный в серии «Золотая библиотека исторического романа. Рюриковичи» посвящен событиям, происходившим в середине XIII века на Белоозере — территории в районе Белого и Кубенского озер, в бассейне реки Шексны. Главный герой повествования — сын ростовского князя Василька Константиновича Глеб, оставшийся в русской истории как первый удельный правитель самостоятельного Белозерского княжества.



Имя:*
E-Mail:
Комментарий: